Достоверность свидетельских показаний (по зарубежным данным)


Достоверность свидетельских показаний (по зарубежным данным)
Результаты экспериментальных исследований немецкого психолога В. Штерна (1902), который на основании своих работ пришел к выводу, что показания опрашиваемых лишь на 70% бывают "в среднем правильными", побудили многих юристов и психологов заняться исследованием проблемы достоверности свидетельских показаний (А. Гельвиг, 1927; Ф. Корфе, 1934; Ф. Луваж, 1945; Г. Берт, 1948; У Пенфильд и П. Перо, 1963; И. Куртэс, 1965 и др.). Они были направлены на выявление общепсихологических закономерностей формирования свидетельских показаний и изучению факторов, влияющих на активизацию мнемических процессов воспроизведения следов произошедшего противоправного деяния.

Проблема получения достоверной и более полной информации о криминальном событии продолжает оставаться крайне актуальной и в настоящее время. Ежегодно только в США свидетели уличают в совершении преступлений около 75 000 человек (Goldstein & others, 1989). В то же время часть обвинительных приговоров основывалась на ошибочных показателях свидетелей. Борчард выяснил, что по этой причине ряд осужденные к смертной казни, которых потом оправдали, находились на волосок от нее. Только благодаря исключительному везению некоторые смертные приговоры были заменены пожизненным тюремным заключением, что дало возможность потом установить и исправить судебную ошибку.

Чтобы оценить точность воспоминаний очевидцев, необходимо измерить общую частоту их "попаданий" и "промахов". Один из способов получения такой информации - инсценировка преступления, похожее на реальное, а затем опрос свидетелей. Сейчас это уже проделано много раз, иногда с обескураживающими результатами. Например, в Калифорнийском государственном университете в Хэйворде 141 студент стал свидетелем "нападения" на профессора. Спустя семь недель, когда Роберт Бакхаут (Robert Buckhout, 1976) попросил их опознать обидчика по набору из шести фотографий, 60% указали на невиновного. Американский психолог Гэри Уэллс (Gary l. Wells) из Государственного университета Айовы в результате ряда экспериментальных инсценировок преступлений, проведенных в 1979 г., доказал, что свидетели могут быть крайне неточны в рассказе о событиях, очевидцами которых они являлись, и при этом все же оставаться искренне уверенными в себе. Это исследование также продемонстрировало, что уверенность людей в точности своих воспоминаний определяется социальными и личностными факторами, а не качеством их памяти. По результатам исследований Уэллса и его соавторов, присяжные считают наиболее заслуживающими доверия именно уверенных в себе свидетелей. Но печальные факты таковы, что, за исключением самых благоприятных условий, например, когда преступник выглядит очень своеобразно, решительность свидетелей имеет мало общего с достоверностью их показаний (Boothwell & others, 1980; Brigham, 1990; Luus & Wells, 1994). Существует некоторая корреляция между интуитивной уверенностью и точностью, но некоторые люди - ошибаются они или нет - постоянно ведут себя более настойчиво. Это, как считает Майкл Лип (Michael Leippe, 1994), объясняет, почему заблуждающиеся свидетели так часто бывают убедительны и выглядят уверенными в себе.В 1972 г., когда эти данные еще не были известны, Верховный суд США в своем определении, формулирующем позицию правовой системы США относительно свидетельских показаний, заявил, что среди факторов, подлежащих рассмотрению для оценки достоверности показаний, должна фигурировать "степень проявленной свидетелем уверенности" (Wells & Murray, 1983).

Гэри Уэллс, Р.К. Линдсей и их коллеги (Gary Wells, R.C. Lindsay & others) с целью выяснить, могут ли присяжные распознать ошибочные показания, инсценировали в присутствии сотен свидетелей кражу калькулятора в университете Альберты в 1979 г. После этого они попросили каждого очевидца и идентифицировать подозреваемого по набору фотографий. Другие испытуемые, действуя в качестве присяжных, наблюдали опрос очевидцев, а затем оценивали их показания. Как оказалось, и точным и неточным свидетелям доверяли в 80% случаев (Wells & others, 1979). Это привело исследователей к заключению, что "наблюдатели абсолютно не способны выделить тех свидетелей, которые ложно опознали преступника в невиновном человеке" (Wells & others, 1980). В дальнейших экспериментах Линдсей, Уэллс и Кэролин Рампел (Lindsay, Wells & Carolyn Rumpel, 1981) инсценировали кражу, позволяя иногда свидетелям отчетливо и долго разглядывать преступника, а иногда нет. Присяжные больше доверяли свидетелям, когда условия наблюдения были хорошими. Но даже тогда, когда условия были настолько плохи, что две трети очевидцев ошибочно указывали на невиновного человека, 62% присяжных все еще верили свидетелям. Уэллс и Майкл Лип обнаружили также, что присяжные более скептично относятся к тем очевидцам, которые плохо помнят мелкие детали, хотя их свидетельства, как правило, самые достоверные. Присяжные считают, что свидетель, способный вспомнить, что на стене висели именно три картины, "действительно был внимателен" (Bell & Loftus, 1988, 1989). На самом же деле те, кто обращал внимание на детали, с меньшей вероятностью могли вспомнить лицо преступника.

(И.Ф. Колонтаевская)

 Литература: David G. Myers. Social Psychology. - NY, McGraw-Companies, 1983; Майерс Д. Социальная психология/ Перев. с англ. – СПб, 1996; Хабалев В.Д. Применение гипноза для активизации памяти опрашиваемых лиц в деятельности зарубежной полиции. Автореф. дисс….канд. псих наук. - М., 1997.


Энциклопедия юридической психологии. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. . 2003.